• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: олди (список заголовков)
21:41 

Он был Геракл, а мне стало скучно

Язу.Кавай.Сволочь (с)// Альтернативно добрый (с) //Мерзкий Лестат (с)
Люблюнемогу, пишут прекрасно, как надо, как вот.... :heart::heart::heart:

Берег со стороны бухты взрывается раскатами хохота. Множество луженых глоток изрыгают счастье быть живым, счастье предвкушать завтрашний день, который (о, несомненно!) будет удачней сегодняшнего и уж наверняка трижды удачней вчерашнего.
— Тысячу! Я убью тысячу врагов!.. я! убью!..
Это мой шурин Эврилох. Шальной Эврилох, буян и забияка, с кем я дрался в детстве за право убить Лернейскую гидру. Гидра шипела в корзинке — пять желтоголовых ужей, пойманных в расщелине; гидра шипела, а мы катались с Эврилохом по траве, напрягая мальчишеские тела, пока мне не стало скучно.
— Я Геракл! — Он вдавил мои лопатки в жухлую зелень, вскочил и принялся плясать, размахивая самодельным дротиком. — Я Геракл! Истребитель Чудовищ!
Я лежал и смотрел в небо. Он был Геракл, а мне было скучно. Нет, иначе-мне стало скучно. Поперек детской потасовки; в середине игры. Со мной так случалось и раньше. Говорят, я родился слабоумным; говорят, я прогневал богов, но они вняли родительским мольбам и вернули мне рассудок. Рассудок, который временами превращался в холодное, безжалостное лезвие, отсекающее все лишнее.
Например, гидру — пять бессмысленных ужей.
— Я Геракл! — Эврилох наконец обратил на меня внимание, подумал и смилостивился. — А ты… ты… Хочешь, ты будешь Персеем? Сначала я убью гидру, а потом мы пойдем на берег, и ты убьешь Медузу?
— Не хочу, — я действительно не хотел. — Персеем не хочу. Я буду гидрой. И ты меня убьешь. Ладно?

читать дальше

(с) Г.Л. Олди, "Одиссей, сын Лаэрта"

@темы: Олди

21:38 

Просто нужно очень любить этот лук...

Язу.Кавай.Сволочь (с)// Альтернативно добрый (с) //Мерзкий Лестат (с)
Обожаю Г.Л. Олди. :heart:
Обожаю их рыжего, коренастого и сумасшедшего Одиссея!

Стрелять было решено в саду. В дальнем его конце, у стены, куда редко кто забирался. Еще по дороге, остановившись, я попытался натянуть на лук тетиву.
Тщетно!
Помнится, я едва не расплакался от собственного бессилия!
-- Можно? дай, я попробую?! -- попросил Телемах с робостью, и я, не раздумывая, протянул ему лук.
Телемах как-то по-особому принял от меня лук -- так принимают на руки капризного младенца, готового с минуты на минуту обделаться. Дурацкое сравнение! полагаю, оно принадлежит мне-большому, ибо непоседе-мальчишке такое вряд ли придет в голову! Забыв о моем существовании, Далеко Разящий бережно, с трепетом, огладил лук, задумчиво повертел в пальцах ушко тетивы -- и вдруг, одним легким движением, с улыбкой согнул древко и натянул радостно зазвеневшую тетиву.
-- Вот так, -- кивнул он, словно доказал невесть что невесть кому. -- А ты думал: только силой?.. ах, Стрелок, Стрелок!..
Мне вовсе не было обидно или удивительно. Я и сам частенько разговаривал с невидимыми прочим собеседниками, под оханье: "Боги, за что караете?!"; отчего бы и Телемаху... Меня обуревала зависть. Лук мой! мне его подарил добрый, милый дедушка! -- а натянул лук Телемах.
Выходит, я слабак?!
-- Я тебе сейчас покажу, -- словно прочтя мои мысли, обернулся Далеко Разящий; я даже не заметил, когда он снял тетиву обратно. -- Ты тоже хочешь -- силой. А надо иначе. Надо просто очень любить этот лук...
Древко изогнулось обезумевшей от страсти женщиной, радугой над пенною водой, податливо и с наслаждением изогнулось оно, подчиняясь пальцам -- нет! голосу! трепету! словам Далеко Разящего!
-- ...надо очень любить эту тетиву...
Змея, сплетенная из жил -- нет! из слов! смеха! тайны! -- скользнула между пальцами; роговой наконечник вошел в тетивное ушко, как дух ясновиденья входит в пророка, как входил Лаэрт-Садовник к возлюбленной супруге своей, чтобы дом однажды огласился детским плачем -- и натянувшаяся струна застонала, отдаваясь.
-- ...надо очень любить... очень... ибо лук и жизнь -- одно*!..

ещё отрывки
- Теперь ты будешь меня ненавидеть?
- Нет. Я буду тебя любить. Как раньше. Я умею только любить.
- Наверное, ты действительно сумасшедший, - вздохнул Паламед.
Я не стал ему ничего говорить. Он просто не знал, что такое - любовь. Настоящая любовь.


(с) Г.Л. Олди, "Одиссей, сын Лаэрта"

@темы: Олди

01:00 

Про жалость и сочувствие

Язу.Кавай.Сволочь (с)// Альтернативно добрый (с) //Мерзкий Лестат (с)
К такому трудно привыкнуть. Признать за собеседником право быть собой. Непохожие вызывают у нас зависть – или жалость. Выбор невелик: «Мне бы так!», либо «Ах, бедняжки!..» Обратная сторона зависти – ненависть. Обратная сторона жалости – презрение. С нашей башни легко судить, но и падать – легко. То, что мы считаем даром судьбы, кто-то сочтет проклятием.
(с) Г. Л. Олди - "Гарпия"

Тут всё резонно, Олди - прекрасны, просто мне хочется сказать два слова о жалости.
Жалеешь в двух случаях - это, когда человеку больно и когда, человеку не больно, но тебе, в ситуации этого человека, было бы больно.

Первое - это сочувствие. Когда реально чувствуешь чужую боль. Его иногда считают унизительным тоже, но на самом деле, в чистом виде, оно не подразумевает неуважения или уважения. Сочувствуешь не из-за поступков человека, не из-за убеждений, сочувствуешь из-за реально существующей боли/усталости - душевной или физической. И не важно её происхождение. Сочувствие не подразумевает то, что человек не может справиться с чем-то или слаб. Сочувствие - это просто понимание живого живым. В данную секунду.

Второе - это собственно жалость. Та, у которой обратная сторона презрение. Та, следствие которой - непонимание. Когда жалеешь человека за то, что он не похож на тебя и не делает как ты, даже если он сам от этого не страдает. Может возникнуть вообще парадоксальная ситуация - жалеют счастливых людей. Так некий натурал может пожалеть парочку счастливых геев - и не за то, что их не любит общество и другое такое, а за то, что они на его личный взгляд не есть полноценная семья, и ему в такой ситуации было бы плохо. Так человек может пожалеть кошку за то, что она не умеет говорить на человеческом языке.
Это понятно всем и бла-бла? Конечно!
Но только сколько раз мы сами жалели тех, кто на наш взгляд глупее нас, или не понимает доступные нам истины и т.д.?
Жалость - это только для тех случаев, когда глупый поступок человека делает себе же больно. Да и то, тут вопрос неоднозначный. Другое дело, когда жалеем просто за "им не понять". Зато, возможно, они в своём непонимании счастливы. И эта "глупость" с нашей точки зрения даёт им возможности, которые не может дать нам наш "ум".
Мы можем не любить и брезговать. Но жалеть за что?

Я к чему веду? Да вон у Олди выше сказано. Ну и я уже третий пост на одну и ту же тему, сам себе надоел
Признать за другим право быть собой.
Сочувствовать реальной боли человека,
Не сочувствовать инакости и нашим домыслам о человеке.
Человеку будет противно. А домыслам пофигу. Фантомные они.

Может, я - Дост, а?

@темы: Олди, размышления

23:59 

Про гарпий

Язу.Кавай.Сволочь (с)// Альтернативно добрый (с) //Мерзкий Лестат (с)
Читаю Олди, "Гарпию". Это просто заметки для себя, чтоб не забыть.

Гарпии... отсутствие эмоциональной памяти? Или отсутствие связи между памятью и эмоциями? Или дело только в сосредоточении жизненной энергии на здесь и сейчас, а всё остальное про запас, в резерве и холодильнике?
Я об этом подумаю. Позже.

– Знаете, – внезапно улыбнулся Скуна, – это было совсем необидно. Он говорил, что не станет скучать, будто все, что случилось между нами – пустяк, ерунда, не стоящая внимания… А я чувствовал: нет, никакой обиды. Просто я чего-то недопонимаю.
– Понял? – спросил лейб-малефактор.
– Да. Понял. Я не умею летать. Он не умеет скучать. Что в этом обидного?

@темы: Олди, размышления

14:41 

Про Г.Л. Олди, и про слово живое и мёртвое

Язу.Кавай.Сволочь (с)// Альтернативно добрый (с) //Мерзкий Лестат (с)
Так вот, про Г. Л. Олди, Громова с Ладыженским.

Это - Мастера Слога.
Почитаешь, например, как у них передана динамика (драка, погоня, катастрофа - не важно), и понимаешь - только так и надо писать, чтоб слово неслось, чтоб горело и трепетало, пело-играло чтобы. Когда события происходят быстро, ты должен чувствовать эту скорость, ощущать ветер, бьющий в лицо и слёзы в уголках глаз от этого ветра. И вот они... они так умеют.

Можно много рассказывать о том, какие у них сложные и нетипичные сюжеты, о том, как они передают язык эпохи, уклад эпохи, о которой пишут, как тонко и точно они подмечают все мелочи, а речь каждого персонажа своеобразна... но это нужно просто читать. Они не везде пишут легко и звонко, иной раз текст сознательно тяжеловесен, и по-восточному тягуч, словно мёд или патока, иногда текст хлёсткий и горячий, иногда - бурлящий и пенящийся, а иногда в нём появляются современные ритмы, и не поймёшь - это ещё проза или уже стихотворение. Они могут по-разному. Очень по-разному.
Но есть главное: их слово дышит, в нём есть пульс, оно - как сердце - бьётся.
читать дальше
И вот думается мне опять, в который раз, что нет и не может быть литератур Большой и малой, не может быть сортов у книг, не растения они в огороде, нет классики, беллетристики и фанфиков - есть просто слово живое и мёртвое. Иногда слово остаётся жить веками, становится бессмертным, а иногда - передаётся следующим поколениям, но уже по привычке, как памятник самому себе, как экспонат, как мумия, распластавшая усохшие буквы-руки, бессильные и бесполезные. Когда читаешь мёртвое, оно как песок на зубах, как кость поперёк горла, оно с тобой никогда не заговорит. И худшее из мёртвых - мертворожденное. А живое - оно всегда живое, родилось ли оно тысячу лет назад, или вот только выплыло из-под пера автора; и не важно, принадлежит ли оно классике, современной литературе или фанфикшену. Не имеет значения, сколько оно проживёт, станет ли оно вечным, но сейчас-то оно живое, и стоит, мне кажется, ценить его, ведь огонёк спички, огонь свечи и пламя в камине прекрасны, и от того что спичка погаснет быстрее, в настоящий момент её огонь не становится хуже.
читать дальше
Меня одинаково сильно может зацепить момент в фике, в современном бестселлере, в чём-то из классики - и я уже не смогу сказать, что "это всего-лишь баловство, это ведь не литература": если согрело, если дотянулось и ожго - значит, оно для меня живое. Не мёртвое.
Я - не филолог, не специалист, не ценитель и ни в чём не разбираюсь ...
Просто я живой человек и предпочитаю жизнь.

Я в курсе, что литература может дать пищу для ума, а может не дать и т.п., и т.д., уже спорили, и второй раз спорить смысла нет, но для меня живое как раз то, что даёт пищу - уму или сердцу, душе или эмоциям, не так важно.

@темы: Олди, размышления, литература

13:40 

Про удивительных людей

Язу.Кавай.Сволочь (с)// Альтернативно добрый (с) //Мерзкий Лестат (с)
Я вот подумал о том, что некоторые люди умеют делать что-то так, как другие не умеют.
Вернее, нет. Не так.
Они делают нечто такое, что у других людей смотреться не будет. Вот.

Взять Такизаву. У него пафос. У него много пафоса. Он живёт и дышит этим пафосом. Но смотрится ведь потрясающе, ему идёт.
А если дать этот его пафос кому другому из джоннисов? Или глупо будет выглядеть, или выпендрёжем казаться, или просто не получится.

Взять Олди. Они ведь местами пишут героев так, что шаг влево, шаг вправо - Марти будет. Они ведь описывают сцены битв, моменты невероятных поступков очень пафосно, и товарищи Сью, они близко. Но они умудряются держать грань: всё задевает, цепляет, штырит, и при этом не кажется перехлёстом, не выглядит нелепым или смешным.

Вообще, про Олди разговор особый. Пущу следующим постом.

@темы: размышления, Хидеаки Такизава, Олди

Наглая морда и длинный хвост

главная