Язу.Кавай.Сволочь (с)// Альтернативно добрый (с) //Мерзкий Лестат (с)
Я знаю, что о таком не стоит писать в дайри, особенно после долгого молчания, особенно при том, что я по большей части помню, что дневник, место публичное, но иногда просто хочется писать в нём своё для себя.



...Её не стало в 2007 году, когда я заканчивал университет. Тогда мне было больно, но у меня были самые лучшие на свете друзья, благодаря которым всё прошло для меня намного легче, чем могло было быть, я даже не плакал - так уж вышло. Плакать хочется только тогда, когда ещё можно что-либо изменить. Я даже не так часто её вспоминаю, а если вспоминаю, то спокойно и тоже без слёз. Но вот сейчас, в момент глубокого душевного кризиса и всяких проблем, мне безумно не хватает именно её, моей мамы.
Моя мама не была строгой, не казалась опорой и возле неё я не чувствовал себя под крылышком. Она не была ни шикарной дамой, ни тем паче матроной или матерью семейства, не была даже тем, что мы все в юности называем "у-у-у, взрослая женщина", при этом она никогда не старалась молодиться и казаться девчонкой, в ней не было ни капли инфантильности или безответственности, она не была беспросветной оптимисткой и могла пожаловаться на старость. Просто она никогда не стремилась к солидности и не давила возрастом. Она была старше меня на 30 лет, но я никогда не чувствовал этой разницы. С ней можно было по-настоящему дружить и ей можно было доверять.
Она была добрая, лёгкая и светлая.
Она не стеснялась признавать свою неправоту при ребёнке.
Она всегда говорила со мной на равных, а не как с несмышлёным карапузом, даже когда мне было три года.
Она учила меня думать и рассуждать.
Она тайком от ворчащей бабушки кормила больного меня мороженым, и мой кашель проходил от шока в тот же день.
Она тащила меня-дошкольника купаться в шторм и прыгала со мной через гривастые волны. Мне там было по шею и под водой была железная лестница, о которую я нередко сбивал ноги. Но я был неописуемо счастлив.
Она почти никогда не красилась и не носила украшений, кроме стареньких серебрянных серёжек.
Она легко могла подобрать элегантную одежду, но в свои сорок пять на отдыхе не стеснялась влезть в пацанячьи шорты, дурацкую кофту-мешком, старые кеды и детскую жёлтую панаму, и в ответ на "мам, ну ты прям пугало", радостно отвечала "Ага, я старалась!" При этом с ней всё равно пытались знакомиться местные мужчины и считали её удивительной. Но она была верна папе.
читать дальше

@темы: семья, печальное, личное